Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

История воздухоплавания. Избранное. "Дочь звезд".


Еще в заключительной фазе Первой мировой войны в Соединенных Штатах внимательно проанализировали ситуацию и оценили всю выгоду дирижаблей как средства дальней морской разведки. Под энергичным натиском военных конгресс согласился выделить средства на изготовление двух дирижаблей жесткой конструкции и строительство хорошо оборудованной воздухоплавательной станции.
Заказ был открыт в 1919 г. На выделенные средства флот должен был получить дирижабли ZR-1 и ZR-2, а также построить военно-морскую воздухоплавательную станцию в Лейкхерсте, штат Нью-Джерси. Вначале американцы пошли по неверному пути, решив строить дирижабль, который разработали англичане еще в начале войны. Затем все-таки взяли за основу конструкцию немецкого L-49. Разработка и изготовление воздушного корабля под руководством Д.С. Хансакера началось в 1921 г. на морской авиационной фабрике в Филадельфии.
Отдельные части конструкции производились на самолетостроительном заводе военно-морского флота (NAF) в Филадельфии и транспортировались к месту сборки по железной дороге и автомобильным транспортом. 24 апреля 1922 г. первое кольцо шпангоута прибыло к месту сборки и было установлено в вертикальном положении на стапель ангара № 1. Каркас воздушного корабля быстро удлинялся в сторону хвостовой части, обрастая главными и промежуточными секциями, которые соединялись между собой стрингерами. Хвостовое оперение собиралось из балок треугольного сечения. Концентрированные массы (топливо, балласт и др.) равномерно распределялись по длине дирижабля. Радиальные и хордовые растяжки выравнивали статистические и динамические нагрузки, действующие на конструктивную структуру воздушного корабля. Постепенно корпус корабля приобретал цилиндрическую форму. К середине августа одиннадцать секций каркаса дирижабля стояли на стапеле, а в ноябре его готовность оценивалась в 75%. Изнутри каркас посекционно был обтянут сеткой, которая обеспечивала равномерное распределение нагрузки от газовых баллонов и делила каркас на отсеки. Двадцать десятиметровых отсеков предназначались для размещения газовых баллонов. 23 ноября 1922 г. в средний отсек каркаса был заведен газовый баллон, который затем в испытательных целях надули воздухом до 100-процентного заполнения. 1 февраля 1923 г. работы по изготовлению каркаса корпуса воздушного корабля завершились.

Collapse )

Хорст фон Буттлар. Точная навигация.

Продолжаем знакомится с воспоминаниями известного немецкого командира дирижаблей Хорста фон Буттлара.

Вечером, накануне полета я внимательно изучал синоптическую карту и нашел, что с погодой нам должно повезти. И что было особенно приятно — над Англией формировался обширный антициклон, который в сочетании с безлунной ночью сулил прекрасную видимость. Осталось дождаться утра и получить подтверждение от синоптиков. Мой вахтенный офицер в отношении погоды был настроен менее оптимистически. Ему очень не нравился небольшой циклончик, который угрожающе навис над Северным морем. Разгоревшийся спор был остановлен ужином.

Утро не внесло в прогноз ничего нового, и мы отправились на осмотр корабля перед полетом. Газовые баллоны были хорошо наполнены, бензина взяли минимум в надежде на обратный попутный ветер, который железно пообещали нам синоптики. Хотя мы экономили с весом как могли, на борт были загружены только три фугасных 50-килограммовых бомбы и двадцать зажигательных, каждая весом примерно по 3,2 кг.


Collapse )

Хорст фон Буттлар. Потсдамский дневник.

Мне хотелось бы предложить уважаемым коллегам еще одну интересную историю, которую рассказал нам в своих воспоминаниях известный немецкий командир дирижабля времен первой мировой войны Хорст фон Буттлар.
     Петер Штрассер                   Хорст фон Буттлар

Как-то командир нашего дивизиона морских дирижаблей Штрассер, будучи в министерстве
военно-морского флота в Берлине, вызвал туда и меня. Пользуясь этим благоприятным случаем, теплым и тихим вечером мы сидели в кафе «Аустермейер» на Курфюрстердамм. Берлин был прекрасен в эту пору года, впрочем, он был великолепен всегда. Негромкая музыка навевала лирическое настроение, образы романтических приключений будоражили мою молодую душу, наполняли ее трепетным ожиданием чего-то светлого и необыкновенного. И мне нужно завтра уезжать? Покинуть этот покой, этот уютный мирный уголок? Если бы Штрассер мог читать мои мысли?
Кафе на улице Берлина
Неожиданно он спросил меня:
– Скажите Буттлар, согласились бы Вы пожить несколько недель в Берлине, в Потсдаме?
– Согласился бы я!?… Вы меня спрашиваете!?… Позволительно ли Вам, господин капитан, будить во мне столь несбыточные надежды? Господи, если ты есть, ты должен исполнить эту мечту… Господи, ты хорошо меня слышишь? Мы выпьем за это много раз! Официант!!!…

Collapse )